Социально–экономические условия организации эффективного предпринимательства

Социально–экономические условия организации эффективного предпринимательстваСоциально–экономические условия организации эффективного предпринимательства.

Проблема определения предпринимательской деятельности как объекта психологических исследований. Учет взаимовлияния производственной и нравственной сфер в предпринимательской деятельности. Особенности принятия предпринимателями решений в ситуации риска.

Данной точки зрения придерживаются некоторые экономисты, но в основном, она характерна для психологов. Исходя из субъективной природы риска, психологи изучают:

1) факторы восприятия рискованной ситуации;

2) отношение субъекта к риску;

3) психологическую готовность к риску;

4) особенности принятия решений в ситуации риска.

Источники предпринимательского риска. Традиционно все источники риска в бизнесе делят на внешние (по отношению к фирме) и внутренние.

Внешние источники риска:

· политические (политическая нестабильность, изменения законодательства, изменения экономической политики государства, прежде всего, в налоговой сфере и т.д.);

· экономические (изменение макроэкономических параметров, рыночные факторы);

· социальные (социальная стабильность, уровень преступности);

· научно-технические (развитие техники, изменения технологии);

· природные (климат, катастрофы, экологические факторы).

Внутренние источники риска:

· производственные (факторы, обусловливающие сокращение намеченных объемов производства товара; подразделяются на технические и связанные с человеческим фактором);

· коммерческие (факторы, обусловливающие сокращение объемов реализации товара — изменение конъюнктуры рынка, взаимодействие с партнерами и т.д.);

· финансовые (факторы, обусловливающие денежные потери или нехватку денег при совершении финансовых операций, является ведущим источником риска для фирм, осуществляющих финансовое предпринимательство);

· управленческие (качество и организация управления, личностные особенности управляющих и т.д.).

Детализируя источники риска в предпринимательстве, зависимые от личности предпринимателя, экономисты выделяют несколько таких источников [12, 13]:

1. ограниченность и/или неточность знаний субъекта, влияющих на принятие решений;

2. переоценка своих возможностей (психических и физических), несоответствие индивидуальных психофизиологических особенностей требованиям предпринимательства;

3. неправильное применение имеющихся методов анализа и прогнозирования риска, включающее в себя:

· механический перенос математических методов в сферу экономического анализа;

· единообразный подход к прогнозированию экономических явлений без учета их специфики;

· методологические ошибки прогнозирования, прежде всего, неадекватное использование вероятностного подхода;

4. доминирование интуитивных стратегий принятия решений, основанных на собственных представлениях и экспертных оценках.

Виды предпринимательского риска и стратегии управления риском. Многообразие источников риска в бизнесе детерминирует множественность видов предпринимательского риска. Детальная разработка классификаций риска, описание видов риска рассматривается экономической наукой как важная задача, поскольку действия субъекта могут быть принципиально различны в зависимости от того, к какому виду риска он относит данный. Например, в классификации по степени управляемости описываются управляемые, малоуправляемы и неуправляемые риски. Понятно, что способы совладения с ситуацией управляемого и неуправляемого риска будут совершенно непохожи. В случае неуправляемого риска субъект может выбрать одну их трех стратегий [5]:

1) избегания риска, т.е. простого уклонения от действий, связанных с таким риском;

2) удержания риска — осознанного принятия его на себя;

3) передачи риска, которая чаще всего осуществляется путем страхования.

Конкретные действия предпринимателя будут зависеть от его классификации риска по характеру последствий [5, 26], в данной классификации риск подразделяется на три уровня (вида):

· допустимый — риск решения, в результате неосуществления которого вам грозит потеря прибыли (потери не превышают размера ожидаемой прибыли);

· критический — риск, характеризующийся опасностью потерь, которые заведомо превышают ожидаемую прибыль;

· катастрофический — риск, при котором потери могут достигнуть величины, равной вашему имущественному состоянию; также сюда относится любой риск, связанные с прямой опасностью для жизни людей или возникновением экологических катастроф.

Если предприниматель отнес риск к категории управляемых рисков, то в дополнение к описанным трем стратегиям возможен выбор четвертой стратегии — снижения риска. Стратегия снижения риска реализуется через систему превентивных мер, направленных на предупреждение потенциально возможных разрушительных событий. Например, риск производственной аварии можно существенно снизить путем создания эффективной системы техники безопасности, риск потери конфиденциальной информации — путем создания системы информационной безопасности и т.д.

Восприятие и отношение предпринимателей к риску. Создание своего дела связано с риском, который сопутствует предпринимателю с момента принятия решения о предпринимательском выборе. Предпринимательский риск относится к спекулятивным видам риска, т.е. таким, которые характеризуются возможностью получения как отрицательного, так и положительного результата. Потенциальный предприниматель должен сделать непростой выбор, выглядящий в максимально обостренной форме как выбор между гарантированной оплатой наемного труда и возможностью заработать больше (иногда намного больше). Предприниматель рискует не только потерять весь вложенный капитал (а иногда и все имеющееся имущество), но принимает на себя серьезный психологический риск. Неудивительно, что на стадии принятия решения многие испытывают серьезные затруднения и/или отказываются от предпринимательского пути. Связано это с психологическими барьерами риска, которые состоят том, что в общественном сознании риск в предпринимательстве обычно преувеличивается, а сами бизнесмены рассматриваются как люди, обладающие сильной склонностью к риску.

Так ли это на самом деле? Совпадают ли оценки, даваемые предпринимательскому риску массовым сознанием и самими субъектами деятельности? Результаты более чем десятилетних исследований доказывают: нет, не совпадают.

В первые годы становления предпринимательства в стране заметно доминировали средние и низкие оценки реального предпринимательского риска. В дальнейшем с 1998 г. по 2003 г. обнаруживается тенденция к выравниванию количества бизнесменов, рассматривающих свой риск как низкий, средний и высокий (табл. 6.1). Распределение оценок реального риска в 1996-2003 гг. имеет примерно такой характер: 30-40-30% (низкие-средние-высокие), предприниматели разделились на три приблизительно равные группы.

Предпринимательская оценка оптимального, т.е. предпочитаемого риска имеет схожий характер. Общим правилом является видение в качестве оптимального низкого или среднего уровня риска. Нарастание трудностей в предпринимательстве обусловило то, что от первоначального предпочтения в начале 1990-х. среднего уровня риска к 1998 г. произошел заметный сдвиг в сторону предпочтения предпринимателями меньшей степени риска.

Оценка оптимального риска есть одно из проявлений общего психологического отношения предпринимателей к риску. Российские предприниматели, и в этом они не отличаются от зарубежных, предпочитают ситуации с низким или средним риском (табл. 6.2), хотя небольшая группа бизнесменов готова принять более высокий уровень риска. За период с 1994-2003 гг. нейтрально-негативное отношение к риску у российских предпринимателей принципиально не изменилось, но преобразование отношения к риску все же происходит. Трансформация связана с усилением негативизма в отношении предпринимателей к риску.

Общая закономерность проявляется в виде динамических процессов, синхронно протекающих в двух предпринимательских группах — относящихся к риску негативно и относящихся к риску нейтрально и позитивно.

Предпринимательская оценка степени реального и оптимального риска 2004-2005г. (в % от опрошенных)

Вид оценки риска.

* в 2004-2005гг. мы не изучали уровень оптимального риска для предпринимателей.

В группе предпринимателей, относящихся к риску отрицательно, идет очень плавное, но неуклонное (кроме 1996 г.) увеличение доли предпринимателей, которые предпочитают работать, когда риск вообще отсутствует. В группе предпринимателей, относящихся к риску нейтрально или позитивно, заметно постепенное перераспределение в сторону предпочтения средней степени риска (нейтральное отношение). Скорее всего, отмеченные тенденции связаны с увеличением в структуре предпринимательского риска в России доли неуправляемого риска, связанного с политическими и отчасти макроэкономическими (нерыночными) факторами, что влияет на повышение негативизма в отношении к риску в целом.

Динамика отношения предпринимателей к риску (в % от опрошенных.

Как Вы относитесь к риску (возможности неудачи) в своей сфере деятельности.

Предпочитаю работать, когда риск полностью отсутствует.

Не люблю рисковать, предпочитаю, когда риск мал.

Предпочитаю среднюю степень риска.

Риска не боюсь, даже люблю рисковать.

Сам стремлюсь к ситуациям, когда риск велик.

Уровень приемлемого риска серьезно зависит от выгоды, которую предприниматель может получить. Существует мнение, что сильно рисковать предпринимателей заставляет возможность получения сверхприбылей. На наш взгляд, к принятию высокого риска предпринимателя вынуждает необходимость достижения цели, связанной с существованием самого предприятия, например, выживание или победа в конкурентной борьбе (характерно, что предприниматели, предпочитающие жить и работать в условиях риска, сами оценивают свои финансовые результаты как не очень успешные). В общем же случае, риск принимается только до определенной границы, до которой предприниматели считают возможным влиять на результат, влиять на удачу [43]. Этот феномен, названный Е.Лангером «иллюзией контроля», наряду с привлекательностью (выгодностью) дела играет, по мнению автора, основную роль в принятии или непринятии риска.

Склонность предпринимателей к риску. Считается, что предприниматели склонны ко всем видам риска [9]. Однако это вывод основан лишь на косвенных исследованиях. Эмпирических работ, изучающих принятие решений предпринимателями в условиях реальности и дающих однозначный ответ на вопрос о склонности предпринимателей к риску, пока не выполнено. Мы можем судить о склонности предпринимателей к риску посредством сравнения особенностей социально-профессиональных групп, чья работа связана с риском, с особенностями групп, деятельность которых с риском не связана. Другая возможность понять психологию принятия решений предпринимателями в ситуации риска предоставляется путем сравнения групп предпринимателей и менеджеров, как наиболее близких по структуре деятельности.

В лабораторном исследовании менеджеров и предпринимателей [40] было найдено, что не существует значительной разницы в склонности к риску между двумя группами. В обеих группах склонность к риску превысила уровень, принимаемый как норму. Тем не менее говорить о близости менеджеров и предпринимателей по склонности к риску следует с оговорками, поскольку ситуация лабораторного эксперимента не может воспроизвести производственную ситуацию принятия решений. Риск в эксперименте был задан заранее и воспринимался как объективный. В реальности же происходит субъективная оценка риска. «Перспективная теория» Д.Канемана и А.Тверски утверждает, что принятие решений в условиях риска зависит от того, оценивает ли субъект ситуацию как выигрышную или проигрышную [42]. Показано, что бизнесмены принимали риск только в ситуациях, связанных с потерями, в то время как в ситуациях, связанных с получением прибыли, общим было избегание риска [44].

Петровский В.А. установил, что существуют две разновидности риска, отличающиеся мотивацией его принятия [21]:

ситуативный риск, обусловленный внешним побуждением (высокой ценностью достигаемого результата);

«надситуативный» или «бескорыстный» — предпочтение рискованной ситуации без внешнего побуждения к риску (отношение к риску как к самостоятельной ценности).

Основной вид риска у предпринимателей — ситуативный, насколько свойственен бизнесменам надситуативный риск достоверно неизвестно. Но, основываясь на результатах лабораторного эксперимента В.А. Петровского, можно сделать определенные предположения. Сравнение частоты надситуативного риска у представителей разных профессий позволило сформулировать вывод, что представители «опасных» профессий (пожарники, электрики — высоковольтники, некоторые группы спортсменов) «рискуют значительно чаще и с более высокой степенью риска, чем другие испытуемые» [21,с.14].

Экстраполируя эти результаты на предпринимателей, логично предположить, что они имеют большую склонность к надситуативному риску, чем, например, менеджеры. Подтверждение этого предположения мы находим в результатах западных исследований: рисковая ситуация и умение выйти из нее обладают для предпринимателя самодостаточной ценностью. Если на ранних стадиях своей деятельности он будет рассматривать в качестве вознаграждения за свой риск скорее всего деньги и только деньги, то в дальнейшем во все большей степени ценится видение сути дела [цит. по 9].

Как личностная черта склонность к риску образует определенный симптомокомплекс с импульсивностью, агрессивностью, возбудимостью и склонностью к доминированию. Одновременно корреляционный анализ показывает связь склонности к риску с низкой социальной ответственностью и социальной желательностью [11].

Тем не менее, указать личностные предпосылки склонности к риску достаточно непросто. Еще более затруднительно дать однозначный ответ о влиянии личностных особенностей, связанных с принятием риска, на успешность деятельности в условиях риска. Исследование взаимосвязи степени рациональности и личностных факторов риска у брокеров с разной степенью эффективности деятельности показало, что однозначной зависимости между успешностью рискованной деятельности и определенной личностной чертой, связанной с риском, не обнаруживается. У успешных брокеров «готовность к риску» сопутствовала высокой рациональности, как стремлению к максимальной интеллектуальной подготовке принятия решения в условия неопределенности. Для менее успешных брокеров было характерным иное сочетание — меньшей рациональности с более высокой импульсивностью и склонностью к риску [11].

Ориентируясь на результаты исследования брокерской деятельности, можно предположить, что успешные предприниматели должны обладать высокой готовностью к принятию риска, но не стремиться к высоко рискованным действиям, т.е. обладать умеренной склонностью к риску. Существуют определенные различия в склонности к конкретным видам риска у мужчин и женщин-предпринимателей. В целом, мужчины проявляют большую склонность к риску в сравнении с женщинами. Половые различия были ярко продемонстрированы в эксперименте, где участникам-бизнесменам было предложено принять решения в ситуациях, схожих с реальностью [3, с. 188-189]. В первой ситуации предпринимателям предлагалось принять решение о выдаче достаточно крупного кредита партнеру, находящемуся в сложном финансовом положении. Предполагалось, что проблем со свободными средствами у предпринимателей нет. Мужчины, как оказалось, более склонны к финансовому риску: не готовы дать денег 17% мужчин и 33% женщин, а вариант беспроцентного кредита приемлют 31% мужчин и 15% женщин.

Вторая экспериментальная ситуация была связана с бухгалтерской ошибкой, в результате которой поставщик выставил заниженный счет. От предпринимателей требовалось описать свои действия. И мужчины, и женщины-предприниматели в подавляющем большинстве предпочли вариант «сообщить об ошибке и доплатить, сколько нужно», но 22% мужчин либо не сообщат об ошибке, либо затруднились с принятием решения. Соответствующая доля женщин -13%. То есть мужчины проявили большую склонность к риску, связанному с обманом партнера.

В третьей ситуации необходимо было высказать свое отношение к соблюдению закона, «создающего трудности в работе и не обеспеченного реальным контролем за его соблюдением». Мужчины-предприниматели оказались более склонны к риску нарушения законодательных норм. «Законопослушных» мужчин, считающих, что «лучше строго соблюдать закон» оказалось только 6%, а женщин — в пять раз больше (31%), одновременно предпринимателей-мужчин было намного больше, чем женщин, в группе игнорирующих закон («не обращать на него внимания»), соответственно 17% и 6%. Оставшиеся респонденты были ориентированы на действия по ситуации («не нарушать по мере возможности»), 70% и 58%, соответственно. Результаты показывают, что «женщины более мужчин верят в неизбежность обнаружения нарушения, соответственно выше оценивают риск игнорирования законодательства» [3, с. 189]. Этот факт отчасти объясняет значительно большую ориентацию женского предпринимательства на законодательно поддерживаемые формы и методы ведения бизнеса.

Особенности принятия предпринимателями решений в ситуации риска.

Существует определенная специфика в протекании информационных процессов у предпринимателей. Предприниматели очень внимательны, чутки к информации, они неустанно находятся в поиске новых идей. Многие исследователи отмечают особую наблюдательность, умение предпринимателей разглядеть то, что не видят другие [45]. На небольшой выборке найдены различия между менеджерами и предпринимателями в поиске информации. Предприниматели в отличие от менеджеров ищут информацию, полезную для бизнеса, в большем количестве областей знания и менее специфичную. Второе отличие состоит в том, что предприниматели стараются избегать ошибок в процессе поиска информации, в то время как менеджеры стараются избегать самого поиска [41].

Поводя итог по отношению и восприятию риска предпринимателями, подчеркнем, что риск принимается предпринимателями не только до определенной степени, но и неоднозначно. С одной стороны, предприниматели понимают и даже стараются использовать неизбежность предпринимательского риска. Как отмечают И.Е.Задорожнюк и А.В.Зозулюк, риск является своеобразной оболочкой творческой идеи, в дальнейшем, по мере претворения предпринимательского замысла в жизнь, риск будет помехой, но на первых порах — неизбежен. Поскольку риск всегда сопутствует новаторским проектам, то может служить своеобразным индикатором перспективности новации.

Отсюда следует, что поиск рискованных ситуаций для предпринимателя — не проявление авантюризма, а одна из тактик выживания и развития [9]. С другой стороны, если есть возможность избежать риска, то предприниматели стараются не рисковать. Самые удачливые бизнесмены рискуют умеренно, «скрывая» за смелым, неожиданным решением «трезвый учет своих возможностей, умение использовать конфигурацию окружающей социальной среды, личностные параметры будущих потребителей и контрагентов» [9, с.36].

Проблема нравственно — психологической регуляции экономической активности. Созданная в рамках классической политэкономии модель «экономического человека», берущая свое начало в трудах А. Смита, в течении нескольких веков не позволяла экономистам и философам обратить внимание на нравственную регуляцию деятельности как производительную силу. Господство представлений о том, что единственной побудительной силой, определяющей поведение субъектов экономической активности, является стремление к максимизации своей прибыли, обусловливало взгляд на нравственную регуляцию как на вторичную в сравнении с экономическим интересом. Восприятие нравственной регуляции экономического поведения как фактора, сдерживающего развитие экономической активности, сохранялось вплоть до середины XX века. Изменение отношений общества и бизнеса в последние десятилетия привело к принципиально новому взгляду на взаимовлияние экономической активности и этических норм. Исследования зарубежных и отечественных авторов показываю, что нравственность выступает важной детерминантой экономической активности, поскольку отношения нравственности в значительной степени определяют выбор вида экономической активности, средств достижения целей и специфику взаимодействия с партнерами по совместной деятельности.

С другой стороны возросшее влияние крупных производителей, финансовых институтов и здоровье населения привело к тому, что общественное мнение стало придавать все большее значение нравственности экономических субъектов. Следствием того стало ужесточение государственного контроля над соблюдением этических норм в производственной сфере. Жесткий общественный контроль над бизнесом в условиях острой конкуренции делает нарушение этических норм производителями экономически нецелесообразно.

Рост экономической заинтересованности западного бизнеса в решении вопросов нравственной регуляции поведения в деловой сфере отразился в повсеместном принятии крупными компаниями этических кодексов поведения, введение учебных программ по соблюдению этических норм, созданию специальных должностей, осуществляющих надзор за осуществлением корпоративных этических программ. Еще одним результатом изменения отношений общественности к этическим проблемам в бизнесе стал рост эмпирических исследований в этой области. Фокус интереса западных ученых сосредоточен на разработке норм корпоративной этики, их влиянию на управленческие процессы в организации. Нравственная регуляция экономической активности не входит в круг актуальных исследований, и связано это с тем, что проблемы соблюдения нравственных норм как таковой на Западе не существует. В условиях стабильности социально-экономических условий, стабильности ценностно-нравственной основы общества этические кодексы групп, существующие достаточно длительное время, являются устоявшимися и принимаемыми членами этих групп. В современных условиях жесткого контроля со стороны общественности, государства и конкурентов этические правила, имея огромный авторитет, выполняют в развитых странах Запада роль законов, соблюдение которых обязательно.

Коренные изменения общественных отношений в России не только обусловили радикальную трансформацию ценностных ориентиров в сфере труда, но и вызвали необходимость разработки новых этических норм взаимодействия в деловой сфере. Предпринимательская этика в России только формируется. Проблемой является не созидание корпоративных кодексов поведения, что реально делается, но следование созданным этическим правилам бизнес-взаимодействия. Практика показывает, что существующие на сегодняшний день этические правила деловой активности не оказывают сколько-нибудь заметного влияния на поведение бизнесменов. Например, общепринятой нормой делового взаимодействия является безоговорочное выполнение долговых обязательств. Между тем заметна асимметрия в отношении предпринимателей к своим и чужим долгам: только 30-40% предпринимателей, считают для себя важным расплатиться с долгами [5]. Поэтому в центре внимания отечественных психологов не процесс формирования нравственных норм, а отношение к их соблюдению, именно этот психологический феномен в большей степени определяет реальное поведение бизнесменов, чем существовавшие или вновь создаваемые этические нормы.

Основные характеристики нравственно-психологической регуляции экономической активности. Отечественным психологом А.Б.Купрейченко выделены характеристики нравственно-психологической регуляции активности субъекта, которые раскрывают ее содержание и подчеркивают особенности относительно других видов психологической регуляции [14,15].

В качестве первой характеристики можно отметить, что нравственно-психологические факторы могут выступать как формальные и неформальные детерминанты экономической активности субъекта, т.е. существуют две стороны нравственно-психологической регуляции. Формальная сторона представляет собой регуляцию поведения экономических субъектов посредством принятых и закрепленных в результате общественного договора этических кодексов, отражающих идеальный (желаемый) уровень отношения к соблюдению нравственных норм. Сложность регуляции поведения людей при помощи формальных этических кодексов заключается в том, что каждый субъект является одновременно членом различных групп и сообществ.

Известны примеры, когда бухгалтеры крупных американских компаний, следуя профессиональному этическому кодексу, сообщали контролирующим органам информацию о незаконных действиях руководства компании. Тем самым они нарушали этический кодекс фирмы, заодно приводя ее к банкротству. Формальные системы нравственной регуляции имеют ограниченные возможности, поскольку они не учитывают психологические факторы, связанные с отношением людей к этим системам, с отношениями между людьми в различных сообществах и с психологическими механизмами, регулирующими эти отношения.

Наряду с формально определенным этическим кодексом в каждом сообществе существует некоторый допустимый уровень соблюдения норм, который регулируется неписаными правилами, позволяющими индивиду принимать решения в сложной этической ситуации. Отношение к нравственности и связанный с Ним реальный уровень соблюдения нравственных норм, а также правила и условия соблюдения норм являются неформальными нравственными регуляторами активности субъекта. В периоды ломки идеологических устоев общества именно эти неформальные регуляторы выступают основной сдерживающей силой на пути массового безнравственного поведения. В кризисные эпохи сформировавшийся реальный уровень соблюдения норм становится основой для создания новых этических кодексов.

Второй характеристикой нравственно-психологической регуляции является то, что она осуществляется в неявном, часто -неосознаваемом виде. В этически сложных ситуациях личность может испытывать противоречивые чувства, связанные с борьбой мотивов. Как следствие, возникает нравственный конфликт, который проявляется в виде угрызений совести, тревоги, чувства вины, самообвинений и т.д. Для его разрешения субъект использует различные модели поведения и защитные механизмы. Большая роль в разрешении этих конфликтов принадлежит саморегуляции.

В качестве третьей характеристики нравственно-психологической регуляции экономической активности можно отметить, что воздействие нравственно-психологических факторов проявляется также через формирование отношения к различным социально-экономическим феноменам — к труду, собственности, деньгам. Отношение к этим феноменам имеет ярко выраженную нравственную окраску и накладывает отпечаток на финансовое поведение субъекта.

Четвертой характеристикой нравственно-психологической регуляции экономической активности является то, что влияние нравственно-психологических факторов на экономическую активность часто носит отсроченный характер. Однако в долгосрочной перспективе воздействие социально-психологических и личностных факторов накапливается и оказывает значимое влияние на жизнедеятельность субъекта (в том числе его экономическую эффективность) через формирование отношений с социальным окружением, репутацию, самоэффективность и т.д.

Пятой характеристикой нравственно-психологической регуляции является наличие специфических регуляторов. В разработанной А.Б.Купрейченко совместно с А.Л. Журавлевым модели [8] основным регулятором отношения личности к соблюдению нравственных норм выступает психологическая дистанция с представителями различных социальных категорий. На разных этапах нравственно-психологической регуляции экономической активности психологическая дистанция выступает как результат взаимодействия с другими людьми (группами), как мера оценки содержательных и формально-динамических характеристик отношений между субъектом и социальным окружением и, наконец, как критерий принятия решений. Психологическая дистанция -результат категоризации индивидом окружающего мира представляет собой психологическое отношение к объекту социального, материального, идеального мира, представленное в сознании индивида в пространственных и кинестетических эмоционально окрашенных образах. Частным случаем психологической дистанции является социально-психологическая дистанция — отношение к социальному объекту.

Отношение к соблюдению нравственных норм у предпринимателей и менеджеров. Эмпирически психологическая дистанция определялась следующим образом [14]: респондентам предлагался список основных групп их социального окружения, который необходимо было разделить на 4 категории по степени приязни, одинаковости восприятия мира, доверия, отношений зависимости и наличию взаимных обязательств: 1-й круг — самый близкий, 4-й — самый удаленный. Производилось измерение уровня отношения к соблюдению нравственных норм в каждом круге психологической дистанции.

Установлено, что у предпринимателей первый круг близости включает семью, реже друзей; типичными социальными группами второго круга являются друзья, а также компаньоны и сподвижники; третий круг составляют примерно с одинаковой частотой подчиненные, поставщики, соучредители, реже — сподвижники, компаньоны и клиенты. Четвертый круг образуют представители государственных структур и различных общественных групп, реже — потребители, поставщики и клиенты. У менеджеров первый круг близости также включает семью, реже -друзей. Типичными представителями второго круга являются друзья, сотрудники отдела, реже — непосредственные руководители. Третий круг составляют сотрудники предприятия, подчиненные, реже — сотрудники отдела, непосредственные руководители, клиенты, потребители, поставщики, руководство предприятия. Представители государственных структур и различных общественных групп, реже — потребители, поставщики, клиенты и руководство предприятия образуют четвертый круг психологической дистанции.

Уровень отношения к соблюдению нравственных норм правдивости, ответственности, терпимости, справедливости и принципиальности, за некоторыми исключениями, значимо изменяется при увеличении психологической дистанции, то есть уровень отношения соблюдению нравственных норм зависит от того, с представителями какого круга психологической дистанции взаимодействует личность. Предприниматели и менеджеры схожи между собой с точки зрения общих закономерностей изменения отношения к соблюдению нравственных норм. С ростом психологической дистанции уровень отношения к соблюдению нравственных норм правдивости, справедливости и ответственности падает, что означает, чем психологически дальше находится человек, тем ниже правдивость, справедливость и ответственность отношениях с ним. Зависимость уровня принципиальности от психологической дистанции обратная — чем больше дистанция, тем выше принципиальность. Отношение к соблюдению нравственных норм терпимости демонстрирует отсутствие однозначной зависимости от психологической дистанции, выделяется два типа поведения. Для первого типа поведения характерно вначале уменьшение терпимости с ростом психологической дистанции, а затем — рост. Второй тип поведения характеризуется противоположной зависимостью: с увеличением психологической дистанции вначале терпимость растет, а затем падает.

Изменение отношения к соблюдению норм принципиальности означает, что при контактах с представителями близких кругов субъект способен уступить более авторитетному оппоненту, простить серьезную ошибку, поступиться принципами ради выгоды или дружбы. При контактах с представителями дальних кругов подобное поведение не допускается.

Изменение уровня справедливости проявляется в том, что в отношении психологически близких кругов предприниматели и менеджеры признают право на равное вознаграждение; считают нормальным дать ложную информацию, чтоб защитить невиновного; не ставят свои интересы выше интересов других и склонны принимать решения с точки зрения равенства прав («по понятиям»), а не с точки зрения законности. В отношении психологически далеких людей бизнесмены часто проявляют пассивность в случае нарушения их прав, особенно при столкновении с силой, авторитетом, законом.

Общей тенденцией является проявление большой гибкости субъектов в отношении правдивости к близким и далеким им людям. При контактах с психологически близкими людьми бизнесмены редко способны солгать или совершить нечестный поступок. В то же время они считают выгоду или интересы дела достаточным оправданием для нечестного поведения с психологически далекими людьми.

Проявление такого нравственного качества как ответственность с ростом психологической дистанции резко уменьшается. В общении с близкими людьми менеджеры и предприниматели склонны брать ответственность за дело и за других людей на себя. При контактах с людьми из дальнего психологического окружения они принимают ответственность только в официально оговоренных случаях.

Несмотря на значительную общность отношения предпринимателей и менеджеров к соблюдению нравственных норм, обнаружены групповые различия, которые касаются уровня соблюдения и гибкости соблюдения нравственных норм. Для двух нравственных качеств (терпимости и справедливости) характерны различия в среднем уровне отношения предпринимателей и менеджеров. Предприниматели проявляют большую терпимость в сравнении с менеджерами. Одновременно менеджеры оказываются более склонны соблюдать нормы справедливости (рис.6.1) как к близким, так и к психологически дальним людям, т.е. средний уровень справедливости выше у менеджеров (звездочкой отмечены значимые различия).

Предприниматели более гибкие, чем менеджеры в соблюдении норм справедливости и ответственности и менее гибкие в соблюдении норм правдивости и принципиальности. В отношениях с близкими людьми предприниматели демонстрируют более высокий уровень справедливости и ответственности, однако с увеличением психологической дистанции уровень справедливости и ответственности резко падает. Обратная динамика у отношения к соблюдению норм правдивости и принципиальности: с ростом психологической дистанции уровень правдивости снижается у менеджеров более резко, чем у предпринимателей.

Наблюдаемые групповые различия в уровне и гибкости отношения к соблюдению нравственных норм, по-видимому, являются отражением различий в деятельности предпринимателей и менеджеров, а именно отличий в структуре ответственности, степени риска и степени вовлеченности в деятельность. Более сложная структура ответственности предпринимателей в отличие от ограниченной ответственности менеджеров приводит к тому, что предприниматели, принимая на себя максимальную ответственность при контактах с психологически близкими людьми, стараются при контактах с дальними ограничить эту ответственность официально оговоренной. Кроме того, низкая ответственность и справедливость с психологически далекими людьми может являться следствием стремления получить за их счет максимальную прибыль, а также следствием общих неблагоприятных условий развития бизнеса. Под влиянием этих факторов предприниматели приносят в жертву интересы других людей (подчиненных, поставщиков, клиентов, представителей государства, общества и т.д.). В то же время, в отношении близких кругов предприниматели соблюдают довольно высокие нормы ответственности и справедливости, что является проявлением «житейского этического кодекса» предпринимателей. Высокая справедливость и ответственность в отношении к близким людям обеспечивают предпринимателям надежный тыл в лице представителей этих кругов (семья, друзья, компаньоны). Более высокая, по сравнению с менеджерами, правдивость и терпимость с дальними кругами гарантируют предпринимателям доверие постоянных клиентов.

Отношение к соблюдению нравственных норм мужчин и женщин. Отношение женщин к соблюдению нравственных норм значительно более гибкое, чем у мужчин, по всем нравственным качествам. В качестве примера приведем изменение уровня прав дивости у мужчин и женщин в зависимости от психологической дистанции.

Если у мужчин уровень отношения к соблюдению норм правдивости изменяется плавно, то у женщин правдивость в отношениях со вторым кругом (друзья, сподвижники, сотрудники, непосредственный руководитель) резко падает, а в отношениях с самым далеким кругом женщины даже несколько правдивее мужчин. При взаимодействии со вторым кругом женщины чаще, чем мужчины демонстрируют готовность приукрашивать информацию о себе, скрывать причины невыполнения обязательств, давать невыполнимые обещания, добиваться необходимых ресурсов вне очереди, готовность дать взятку и т.д. Подобное резкое изменение уровня отношения при переходе от первого ко второму кругу психологической дистанции у женщин характерно не только для правдивости. Справедливость женщин в отношении второго круга значительно меньше, чем справедливость в отношении первого. Женщины легко поступаются принципами в отношениях с первым кругом психологической дистанции (семья, друзья), но в отношениях со вторым кругом становятся принципиальнее мужчин, т.е. для женщин отношение ко второму кругу психоло-гической дистанции резко отличается от отношения к первому. Для мужчин характерны более равномерные изменения. Таким образом, основные различия между мужчинами и женщинами заключаются в большей гибкости отношения к соблюдению нравственных норм у женщин и в различном характере динамики уровня отношения в зависимости от психологической дистанции (равномерности или неравномерности).

2.2. Создание позитивной семейной атмосферы организатора собственного дела к процессу предпринимательской деятельности.

Отношение семей предпринимателей к предприниматель¬ской деятельности. В работе 1970-х годов А.П. Митрикаса и В.В. Юстицкого выдвигается гипотеза о существовании единого фактора «удовлетворенности жизнью», который объединяет «удовлетворенность бытом» и «удовлетворенность трудом» и от¬ражает не только тесную связь, но и взаимное влияние этих двух наиболее значимых сфер человеческой жизни [19]. Опираясь на представления о взаимосвязи удовлетворенности семейной жиз¬нью и удовлетворенности трудовой деятельностью, поставим проблему: «Какое влияние оказывает семейная сфера жизни предпринимателя на его удовлетворенность предприниматель¬ской деятельностью?». Закономерен и обратный вопрос: «Как сказывается предпринимательская деятельность на отношениях предпринимателя в семье?».

Основная масса предпринимателей чувствует, что семья поддерживает или даже активно помогает им в работе, безраз¬личное отношение к деятельности предпринимателя встречается очень редко (не более чем в 5% случаях). Определенно чаще встречается негативное отношение семьи предпринимателя к его деятельности, и связано это в первую очередь с продолжитель¬ным рабочим предпринимателя и нехваткой времени на общение с членами семьи (табл. 6.3).

Различий по отношению семей женщин и мужчин-предпринимателей к их деятельности не найдено. Изучение роли семьи в выборе предпринимательства женщинами [33] показало, что семьи большей части женщин-предпринимателей (57%) не только одобрительно отнеслись к идее создания своего дела, но и активно помогали в ее реализации. Только у 14% предпринима¬тельниц семья была против этой идеи, но не препятствовала ее осуществлению; вообще, ни одна женщина не сказала, что семья активно им противодействовала в осуществлении задуманного.

Таблица №10 Представления предпринимателей об отношении их семей к предпринимательской деятельности.

(в % от опрошенных)

В работе были рассмотрены основные принципы и теории социально-психологических условий успешной предпринимательской деятельности.

Исходя из задач, определенных во введении автор указывает, что именно в экономико-социальных условиях деятельности во многом кроются объективные причины становления специфики мышления и поведения российских предпринимателей, так как нельзя понять психологические особенности личности и деятельности российского предпринимателя, не зная социальной базы предпринимательства, не опираясь на экономические и политико-социальные условия его деятельности в сравнении как с зарубежными предпринимателями, так и с другими социальными группами.

В работе автор рассмотрел психологические основы успешного предпринимательства в России и за рубежом, была выявлена гипотеза необходимости обладания некоторыми психологическими качествами для осуществления предпринимательской деятельности.

В ходе работы было выявлено, что предпринимательство — является новаторской деятельностью людей, принадлежащих к особой социальной группе, называемой предпринимателями, которые обладают редкими способностями, позволяющими нести бремя не только отличительных черт этой деятельности, но и развивающими экономику функций с целью получения прибыли.

Соответствие общих целевых ориентаций требованиям предпринимательской деятельности — то, что движет поступками людей, что определяет направленность их поведения сильно различается. Для руководителя особенно важно, чтобы он четко сознавал свои ценности и цели. Чрезмерная рискованность при ориентации на успех делает предприятие не надежным. Но чрезмерная ориентация на избегание неудач, излишняя осторожность также не способствует успеху.

Готовность стать стратегическим лидером — люди различаются не только тем, к чему они стремятся, но и тем насколько далеко во времени они склонны простирать свои планы. Одни — не считают нужным заглядывать даже в завтрашний день, другие — стремятся предвидеть так далеко, что само это предвидение лишается всякого смысла, поскольку ничего не дает для принятия сегодняшних решений. Нужно обратится к рекомендованной литературе, освоить основные идеи стратегического планирования и соединить их со своей интуицией и своим опытом.

Готовность к выполнению функций руководителя — предприниматель, открывающий предприятие в сфере малого бизнеса, должен быть готов к тому, что ему придется в той или иной форме выполнять функции руководителя по отношению к его сотрудникам, даже если их не более двух-трех человек, и все они — близкие родственники. Каждому предпринимателю важно уметь руководить людьми.

Руководителю следует овладеть умением слушать оппонента, не перебивая его, не выражая враждебности, даже в случае несогласия.

Сегодня уже разработаны эффективные техники делового общения, с которыми можно ознакомится в рекомендованной литературе. Задача лишь в том, чтобы осваивать эти техники на практике.

Так же в работе проведены: психологический анализ предпринимателя как субъекта инновационной деятельности; исследование мотивации предпринимательской деятельности; анализ психологических трудностей испытываемых предпринимателем и даны рекомендации по организации успешной деятельности предпринимателя.

Подобные документы.

История возникновения и сущность предпринимательства, его поступательное развитие. Особенности предпринимательской деятельности. Характеристика основных форм предпринимательства. Виды предпринимательской деятельности, их достоинства и недостатки.

Понятие, структура и особенности предпринимательской деятельности и бизнеса. Теоретические и методологические основы мотивации предпринимательства, основные мотивы предпринимательской деятельности. Оценка эффективности предпринимательства в России.

Социально-экономическое значение предпринимательства. Проблема выбора вида и формы предпринимательской деятельности. Основные сферы предпринимательства и типология предприятий. Основные признаки конкуренции. Филиалы и представительства предприятия.

Роль и место предпринимательства в современном обществе. Категории субъектов и модели предпринимательства, факторы, влияющие на развитие. Производительная деятельность фирмы. Логика предпринимательской деятельности. Реализация предпринимательской идеи.

Сущность предпринимательства, его типы и виды. Основные организационно-правовые формы предпринимательской деятельности. Условия формирования предпринимательства: экономические, социальные и правовые. Особенности деятельности на рынке финансовых услуг.

Сущность, функции, экономическая природа, цели и мотивы предпринимательской деятельности, ее социально-экономическая эволюция. Государственная поддержка предпринимательства, экономические механизмы эффективного использования акционерной собственности.

Основы бизнеса и предпринимательства. Основные определения и термины. Цели и мотивы предпринимательской деятельности. Социально-экономическая характеристика предпринимательства. Оценка эффективности деятельности субъектов малого предпринимательства.

Сущность, функции предпринимательства. Классификация типов (видов) предпринимательской деятельности. Организационные формы предприятий, их сущностная характеристика. Современные тенденции и перспективы развития предпринимательской деятельности в России.

Риски как неотъемлемый элемент предпринимательской деятельности, стимул эффективного использования капитала: классификация, шкалы и уровни, факторы влияния. Принципы и стадии управления предпринимательскими рисками, основные механизмы их нейтрализации.

Сущность и основные черты предпринимательской деятельности. Виды предпринимательства. Производственное предпринимательство. Коммерческое предпринимательство. Финансовое предпринимательство. О предприятиях и предпринимательской деятельности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *