Симбирская долина

Симбирская долинаСайт Сергея Вильянова.

В начале двухтысячных источниками кадров для ульяновских разработчиков стали оборонные предприятия и первые профильные выпуски УлГТУ. Вообще, успех ульяновского IT, по мнению моих собеседников, можно считать следствием очень удачного стечения обстоятельств. Это и концентрация в городе университетов с техническими специальностями, и слаборазвитая экономика с низкими зарплатами. IT было реально отдушиной на фоне общей ситуации в городе.

«Именно Политех с его фундаментальными знаниями и заслуженными преподавателями привил мне любовь к тому, чем я занимаюсь до сих пор», — говорит Павел Мальков , — «Вообще, успехи ульяновских IT, по моему мнению, базируются на высочайшем уровне преподавания в УлГТУ. Университет очень вовремя открыл IT-специальности, и выпускники по ним оказались сразу же востребованными».

«Мы ведем подготовку специалистов для IT-индустрии настолько давно, что в нашем университете даже была специальность на радиотехническом факультете «Электрические и механические счетно-решающие машинные устройства». Потом она стала называться «Электронные вычислительные машины». Но специальность была всего одна и, конечно, не делала погоды», — рассказывает Надежда Ярушкина, заведующая кафедрой «Информационные системы» УлГТУ, первый проректор — « Мы спохватились пятыми в стране и создали профильный факультет информационных систем и технологий в 1995 году. Но сфера образования довольно инерционна. Тогда был пятилетний цикл обучения и вот, получается, мы взяли ребят на три специальности, которые пришли на рынок только в начале 2000-х. И, наверное, до 2005 года шла просто наработка критической базы специалистов для региона. Это, подчеркну в ситуации большого оттока кадров в Москву и Санкт-Петербург».

«Основное ядро ульяновских стартапов создано выпускниками УлГТУ и в частности факультета информационных систем и технологий. Это результаты трудов В.В. Шишкина, Н.Г. Ярушкиной, В.А. Мишина и других преподавателей», — считает Артем Гавришин , — «Власть вмешалась в нужный момент и стала очень хорошо помогать. Одни налоговые льготы чего стоят! В соседних регионах пытались повторить ульяновские наработки, но получается не очень. Даже заливание деньгами не помогает. Ведь у нас идет движение навстречу, и снизу, и сверху – и поэтому такой результат. Когда только с одной стороны – не работает».

Но в столицах быстро заметили, что IT в Ульяновске развиваются, и сюда пришли филиалы компаний уровня IBS. Дефицит кадров из мелкого раздражителя превратился в проблему, угрожающую бизнесам. И даже большие налоговые льготы не могли решить проблему. Необходимо было действовать вместе.

«Мы сейчас растем примерно на сто человек в год, и «производительности» ульяновских вузов нам недостаточно. Плюс существует парадокс: большинство действительно сильных экспертов в нашей отрасли не дружат с английским, а те, кто говорить на нем свободно, не всегда обладают достаточно глубокой экспертизой», — говорит Илья Каштанкин , — «Поэтому у нас есть собственная площадка IT Place, где мы занимаемся переквалификацией людей из смежных отраслей. За время существования площадки мы подготовили около 3000 человек, не все из которых работают в SimbirSoft. Так что помогли и региону».

«Когда возник дефицит кадров, мы стали вкладываться в профориентацию и образовательные активности. Сначала пошли на старшие курсы вузов, потом на первые, а сейчас и в школу», — рассказывает Артем Гавришин , — «Я соучредитель центра «Инженерка» для дошкольников. Прямо в садиках работаем, представляете? И это не просто «развивайка» очередная, а достаточно серьезные вещи. Например, перед тем, как слепить что-то, дети готовят материал для лепки. Учим их управлять рычагами. По нашим рекомендациям в Фонде развития интернет-технологий заложены средства на приглашение преподавателей по блокчейну и Big Data».

Стоит заметить, что свои кружки программирования открывают и многие другие ульяновские компании. А фонд, о котором говорит Артем и который уже упоминался в этой статье, возник не на ровном месте. Сначала сами компании создали в Ульяновске две ассоциации, в которых велась работа по решению собственных задач. И только потом уже они объединились в фонде вместе с вузами и правительством.

Фестиваль технологий для старших школьников в Институте авиационных технологий и управления.

Сегодня перед IT-бизнесами Ульяновской области и областным правительством стоит задача изменения нагрузки на преподавателей информатики в школах, чтобы у них была полная ставка, а не довесок к преподаванию математики или другого предмета. Только так человек будет развиваться в профессии, вкладываться в нее. А ведь именно с преподавателя информатики часто и начинается интерес к IT-специальностям. Иначе получается странное: государство готовит учителей, после которых студентов надо переучивать сначала вузу, а потом и коммерческим компаниям. Слишком много ресурсов тратится впустую, и рачительных ульяновцев это очень волнует.

Есть и еще один момент. Начинать «агитацию» за выбор IT-специальностей надо сильно заранее, еще в 6-7 классах. А родители детей родом из девяностых, и у них до сих пор успешность означает в первую очередь работу в банке или большой корпорации, а никак не в разработке ПО. Ребят, плотно изучавших в школе физику, математику и информатику, объективно мало. Менять отношение приходится, что называется, личным примером.

«Наши бывшие выпускники, работающие в IT, с удовольствием помогают нам. Но приходится немного… корректировать информацию, представляя их», — улыбается Надежда Ярушкина , — «Мы говорим, что они успешные предприниматели в IT-сфере, а не просто IT-эксперты. Иначе достучаться бывает трудно».

Ульяновские iTech и SimbirSoft создали в УлГТУ свои базовые кафедры. На них есть все – и эксперты, читающие лекции, и стажировки. Раньше на работу брали только с третьего курса, но в последнее время уже есть прецеденты и с второкурсниками. Здесь возникает противоречивая ситуация: с одной стороны здорово, что ребята набираются опыта. С другой, у некоторых из них возникает ощущение, что они уже все необходимое знают, и учеба теряет важность. Копятся «хвосты». «Если не дать человеку определенный уровень базового образования, он «не взлетит». На одной освоенной технологии нельзя жить всю жизнь», — уверена Надежда Ярушкина , — «Молодые люди недооценивают важность базовых знаний, а потом рано уходят из профессии, не справившись с изменениями. Приходится работать через team-лидеров в компаниях, авторитет которых де-факто становится для молодого человека выше, чем преподавательский».

Путешествие из Ульяновска в Симбирск и обратно.

Мы уже близки к кульминации, но перед тем, как придет ее черед, давайте вернемся назад. Далеко назад. Ульяновск, в девичестве Симбирск – город с богатой историей, и чудеса в его истории уже случались. Правда, немного другого рода.

Как и многие приволжские города, Симбирск был основан в качестве крепости, призванной защищать границы от набегов кочевников. В данном случае речь шла о границах восточных. Вскоре после основания крепость выдержала осаду войска Степана Разина, причем сам Разин был в этом бою ранен и после него уже не смог восстановить как свои силы, так и войска. Еще сотню лет спустя в Симбирск привезли другого бунтовщика, Емельяна Пугачева, для допроса которого в город пожаловал сам Александр Суворов. Но в целом, если говорить откровенно, в Симбирске мало что происходило. Наверное, живи здесь Аркадий Гайдар, он мог бы написать знакомые с детства строки именно о Симбирске: «Городок наш был тихий, весь в садах, огороженных ветхими заборами. В тех садах росло великое множество «родительской вишни», яблок-скороспелок, терновника и красных пионов. Сады, примыкая один к другому, образовывали оплошные зеленые массивы, неугомонно звеневшие пересвистами синиц, щеглов, снегирей и малиновок».

Близость к Волге и Свияге, к сожалению, не спасала от ужасных пожаров, несколько раз фактически уничтожавших город в XVII и XVIII веках. Последний большой пожар случился незадолго до рождения Ленина, в 1864 году. Три четверти города исчезли. И когда семья Ульяновых переехала в Симбирск в 1869-v, никакие деньги и связи не помогли найти жилье, достойное генеральского статуса отца вождя мирового пролетариата. Поэтому скромный флигель, где родился Ильич, туристам советского периода показывали с чуть большим энтузиазмом, чем усадьбу, купленную семьей через восемь лет. Еще бы – 250 квадратных метров жилой площади и половина гектара земли. Даже по нынешним благодатным временам это очень неплохо. Летняя кухня, каретный сарай, фруктовый сад, поле для крикета… Как сказал бы Остап Бендер, предводитель пролетариата жил, однако, в пошлой роскоши.

Справедливости ради, Владимир Ильич до поры и не интересовался чаяниями низших классов. Как положено сыну состоятельных родителей, он учился в хорошей гимназии, где директорствовал отец его будущего оппонента, Федор Керенский, много читал, с младых ногтей полюбил охоту и часто прогуливался с ружьишком. Как говорится, все могло сложиться иначе.

Но старший брат Александр увлекался химией. Любил ставить опыты в той самой летней кухне. И это приметили революционеры, которых в изрядном количестве ссылали в Симбирск из столиц. Это же только советская пропаганда и американские фильмы убеждают нас в том, что при царе инакомыслящих, чуть что, отправляли в Сибирь. На самом деле градаций инакомыслия было несколько, и тех, кого считали не очень опасными, отправляли подумать о жизни в Симбирск. Кто-то благополучно спивался от скуки или обзаводился многочисленным семейством, а кто-то продолжал готовить революцию. Романтичный юноша Саша был охмурен очень быстро, и вскоре в летней кухне он начал не только экспериментировать с жидкостями, но и читать запрещенную литературу. Химик симбирским революционерам, как мы понимаем, нужен был не для прославления будущей революционной науки, а для изготовления бомб.

Жизнь семьи обрушилась в 1886 году, когда скоропостижно умирает отец, Илья Николаевич. В марте 1887 года арестовывают Александра Ульянова, который, учась в Петербургском университете, вместе с коллегами по революционной борьбе планировал убить царя Александра III. По молодости лет его могли помиловать (несостоявшемуся бомбисту было всего 21), но Александр сначала наотрез отказывался написать прошение на высочайшее имя, а потом написал его в таком пренебрежительном стиле («если повесите меня, мне-то все равно, а маменьку жалко»), что до царя послание даже не дошло. Улики были исчерпывающими, суд скорым, и уже в мае юношу повесили. Именно тогда флегматичный и замкнутый Владимир под влиянием сильнейшего стресса здорово переосмыслил жизненные ценности. Как ни кощунственно это звучит, но чуть ли не сильнее смерти брата на мировоззрение юноши повлияло резко изменившееся отношение окружающих. Семья Ульяновых была уважаемой в городе, ее радушно принимали соседи и сослуживцы отца, да и сами часто захаживали в гости. После известия об аресте Александра Симбирск отвернулся от Ульяновых. Даже, казалось бы, проверенные друзья семьи разорвали связи. Когда матери разрешили свидание с арестованным сыном и понадобился попутчик до Санкт-Петербурга, Володя обежал всех знакомых – и везде получил отказ.

Возможно, именно поэтому после поступления в Казанский университет (положительную характеристику на него написал все тот же Федор Керенский, сохранивший теплые чувства к бывшему начальнику) Владимир Ильич навсегда уезжает из Ульяновска. После 17 лет он ни разу не был на малой родине, хотя бы ради посещения могилы отца. Другие дети, впрочем, зла не держали, и много сделали для создания в Ульяновске (уже именно Ульяновске) музея великого брата.

Комната, точнее, по нынешним меркам, уголок Володи Ульянова.

Незадолго до Великой Отечественной в Ульяновске, который по всем признакам должен был остаться в будущей войне в достаточно глубоком тылу, начали строить несколько военных заводов, но не успели закончить. Из местных производств на нужды фронта работал патронный завод имени Володарского, обеспечивавший до половины потребности в патронах для очень разных типов вооружения, от пистолетов до крупнокалиберных пулеметов. Также в Ульяновск был эвакуирован завод имени Сталина, на базе которого в дальнейшем был создан Ульяновский автомобильный завод, много лет производивший настоящие внедорожники для советской армии (и пытающийся это делать до сих пор для российской).

В конце семидесятых на левом берегу Волги начали строить авиационный промышленный комплекс, где в 1985 году выпустили первый АН-124 «Руслан». Новое мышление и безудержная демократия существенно притормозили развитие комплекса, однако его смогли сохранить, и сегодня это мощное предприятие, разрабатывающее и выпускающее современные самолеты. Для сравнения в соседнем Саратове строящиеся самолеты порезали на металл, цеха снесли и на их месте весело строят многоэтажки. Удивительно, но вся мощь немецкой авиации во время Великой Отечественной померкла перед работой мирных, но очень эффективных менеджеров. Тогда, во время страшного налета, люфтваффе уничтожили только 70% завода. В мирное время свои угробили целиком.

Рачительный ульяновский подход помогал в XX веке, помогает и сегодня. Мы возвращаемся обратно в 2017 год, чтобы еще раз взглянуть на удивительное единение властей и бизнеса во благо IT.

Светлану Опенышеву в Ульяновске знает каждый, кто имеет хоть какое-то отношение к информационным технологиям . И отзываются о ней если не с любовью, то с уважением. Сегодня Светлана директор корпорации развития IT в Ульяновской области и советник губернатора. С Сергеем Морозовым они работают над развитием IT-кластера уже 11 лет. В разговоре с ней выясняется, что собеседница одновременно видит всю картину происходящего сверху, и в то же время мгновенно спускается до разбора мелких деталей.

В этом году 584 студента закончили ульяновские вузы по техническим специальностям, из них 525 – бюджетные места. По данным на октябрь трудоустроились 381. Причем в УлГТУ не нашли работу всего 1 или 2 человека, потому что в основном ребята там начинают работать уже с 3 курса. После УлГУ многие идут в аспирантуру или армию.

В Ульяновский государственный педагогический университет в нынешнем году на специальность «Математика и информатика» поступило 26 человек, на «Физика и информатика» 12 человек, на «Технологии и информатика» 27, на «Начальное образование и информатика» 20 человек. Выпуск преподавателей информатики в 2017 году составил 85 человек, из которых трудоустроено 55. Из остальных 11 ушло в армию и 14 продолжили обучение в аспирантуре.

Светлана Опенышева и губернатор Сергей Морозов.

Кстати, в области идет переподготовка уже работающих преподавателей информатики. И не для красоты, не для галочки, а вполне серьезная. Согласно отчету по одному из недавних курсов повышения квалификации, из 25 поступивших на курс сертификат получили только 19.

«Два года назад на базе УлГТУ мы создали тренировочную базу по киберспорту. Ни у кого такой не было, да и сейчас это большая редкость», — рассказывает Светлана Опенышева , — «У нас стоит 20 геймерских компьютеров, есть площадка, где по выходным проходят мероприятия, есть аттестованный судья и комментатор Алексей Кушниренко. Сотрудничаем с московской лигой киберспорта, на следующий год планируем отправить ульяновскую команду на всероссийскую студенческую лигу. В ближайших планах создание школьной лиги по киберспорту, но с одним важным условием: допуск к турнирам возможен только после сдачи норм ГТО и экзамена по истории родного края. Такого, чтобы просто сидеть в кресле сутками и забросить реальную жизнь, не получится.

В УлГТУ, как я уже говорила, большинство студентов IT-специальностей начинает работать на третьем, а то и на втором курсе. В УлГУ такого нет. Это, конечно, не дело, потому что после окончания вуза они придут в IT-компании, попросят для начала 30-40 тысяч, а им никто не даст. Вот если параллельно с учебой – по утрам или по вечерам – поработать, набраться опыта, тогда и отношение будет совершенно другим. А может и вообще не потребуется работодатель, создадут что-то свое. Буквально на днях я организовала встречу 60 студентов 3-4 курсов Ульяновского государственного университета и 10 наших IT-компаний, которым нужны сотрудники. Думаю, дело сдвинется.

Зал внутри знаменитой «тарелки» Ульяновского государственного технического университета, где проходят различные IT-мероприятия.

Добиться такого уровня взаимодействия компаний и власти было, мягко говоря, непросто. В IT привыкли, что государство их не очень понимает, а раз так – лишь бы не лезли лишний раз. Этот лед недоверия пришлось 10 лет назад ломать – долго и аккуратно. В принципе, можно существовать параллельно. Но даже очень успешная региональная компания в ходе развития неизбежно сталкивается с нехваткой кадров, а их нельзя подготовить в ощутимых количествах без участия государства. Значит нужно работать вместе, чтобы появились новые сотрудники».

Дорога в будущее по-ульяновски.

Видимо, это какая-то симбирская особенность – не обращать внимания на текущие трудности и думать о том, как жить в будущем. Нет, серьезно. В 1920-м году Владимир Ленин подписал план ГОЭЛРО, который, вопреки сложившемуся мнению, подразумевал не только электрификацию страны, но и развитие экономики в целом. Согласно плану, количество электростанций за 7 лет требовалось увеличить более, чем в 10 раз, а число электрифицированных населенных пунктов в 160.

В стране идет гражданская война, ее терзают как свои, так и чужие. Но Ленин на полном серьезе думает о том, как жить дальше. И действует. Все вокруг крутят пальцем у виска: что за увлечения фантастикой, когда вокруг такое творится? Тем не менее, план был утвержден и выполнен. Правда, Ленин не дожил.

Идея о том, чтобы развивать в регионах IT, посещала многие чиновные головы. И вроде даже что-то делали. Но нехватка кадров ощущалась уже 10 лет назад. И потихонечку она придушила многие робкие начинания. Например, неплохой IT-кластер вроде бы сформировался в соседней с Ульяновском Пензе, но в последнее время о нем почти не слышно.

Ульяновский подход с самого начала включал заботу о завтрашнем дне. О том, что делать через пять лет, через десять. И да, с кадрами туговато. Но это не катастрофа, а, скажем так, рабочие моменты. И все знают, какие действия надо предпринять для их исправления. Собственно, и предпринимают.

Я начал с утверждения, что случайностей не бывает. И, конечно, ульяновский феномен – это никакая не случайность, а результат труда многих людей – как упомянутых в этом тексте, так и оставшихся за кадром. Но в том, что люди эти собрались вместе, договорились и терпеливо работают рука об руку так долго, есть элемент чуда.

Побольше бы таких чудес в России.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Вадима Викториновича Шишкина, Ярослава Егорова и Виктора Насочевского.

Next Article Отдам друга. ИБП IPPON Smart Power Pro 1400 (забрали)

17 Янв. 2018 Комментариев нет Города и страны Софт.

Еще годные посты.

Симбирская долина. Удивительная.

Случайностей не бывает. Глядя на вращение мириадов жизненных.

Интервью о «Компьютерре».

Десять лет назад Люба Абронова взяла у меня интервью. Недавно.

Почему в СССР получались.

Читаю мемуары Игоря Масленникова. Кто не знает, это он снял.

Сергей Вильянов.

Журналист, писатель, специалист по PR и PR-специалистам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *