Рыночная экономика как стадия становления рыночной системы

Рыночная экономика как стадия становления рыночной системыРыночная экономика как стадия становления рыночной системы.

Можем ли мы во времени определить вступление рыночной системы в стадию становления, следующую за стадией возникновения? Обратимся к исследованиям историков. В частности, Бродель Ф. на основе материалов исследований многих историков заключает: «Цены, начиная с ХII в. – цены колеблющиеся: доказательство того, что наличествуют уже «современные» рынки»[4].

Натуральное хозяйство, породив новую систему – рыночную, сначала находится с ней в противоречии. Однако элементы рыночной системы – продавцы и покупатели, «замкнутые на себя», начинают расходиться (возникают все новые и новые предприятия, все новые и новые продукты вовлекаются в акт купли-продажи), захватывая все новое и новое экономическое пространство, подчиняя себе базовую систему – натуральное хозяйство, превращая его в специализированную систему. И последняя становится элементом вновь возникающей системы и обслуживает ее. Начинает формироваться рыночная экономика. Рынок как бы «втягивает» в себя всю экономику, формируя ее.

Условиями возникновения рынка – «замкнутости» на себя обмена, как отмечалось выше, являются: 1) общественное разделение труда, через рост производительности труда ведущее к появлению товарного производства;

2) множественность товаропроизводителей-собственников, обусловливающая колебания спроса, предложения, цен; 3) регулярность обмена.

Почему рынок возник и развился в Западной Европе, став ее достоянием и начав шествие по всем континентам примерно с ХII в.? Ответ на этот вопрос не совсем однозначен. На протяжении более чем 200 лет он дискутировался в работах таких ученых как А. Смит, К. Маркс, М. Вебер, В. Ленин, Э. Дюркгейм, У. Ростоу, Д. Норт, Р. Томас, М. Холтон, Ф. Бродель, Ю. Ольсевич и продолжает дискутироваться по сей день в западной, а теперь уже и в российской и белорусской литературе.

Почему так важен вопрос о вхождении рыночной системы в стадию становления? И как этот процесс корреспондирует с нынешними процессами глобализации? Вопрос этот не праздный.

Конечная цель процесса глобализации – формирование мирового хозяйства, работающего как единый организм и соответственно его новой структуры.

Естественно такой подход к процессу глобализации apriori подразумевает, что глобализация мировой экономики означает формирование мирового сообщества, живущего по единым законам и придерживающегося единых ценностей. Поскольку экономическая глобализация сформировалась в недрах рыночной системы и, по сути, продолжает собой эволюцию западных государственно оформленных рыночных систем, то и эти ценности выступают порождением западной культуры и западной цивилизации. Развитие же последних весьма специфично и далеко не по всем параметрам обладает универсальными чертами. Это касается, прежде всего, взаимоотношений западного и восточного (исламского) миров и их культур.

Следует отметить один немаловажный фактор, который отложил отпечаток на развитие западной европейской цивилизации в последнем тысячелетии и определил ее специфику в культурном и экономическом отношениях. Это, прежде всего, западная надгосударственная церковь. Став правопреемницей древнеримского наследия, она способствовала созданию европейского мира, в основе которого находилась политическая свобода, принявшая форму борьбы за личную свободу как осознанную необходимость и долг человека перед природой.

В общем-то, становление рыночной экономики и даже в странах Западной Европы было различным. Например, в Великобритании форми­рование рыночной экономики шло «снизу» наряду с распространени­ем идей протестантизма. Об этом еще в конце ХIХ – начале ХХ в. писали Г. Спенсер и М. Вебер. Религия в форме протестантизма как один из элементов культуры, по Веберу, только способствовала формированию и развитию рыночной экономики, рыночной системы, капитализма. Ведь рынок возникнув, мог и погибнуть и не войти в стадию становления и зрелости, если бы не было соответствующих условий для его развития и развития впоследствии капитализма (сознание, культура, религия и т. д.).

Основные принципы тако­го порядка полнее были приспособлены и усовершенствованы като­лическими философами в англо-саксонском мире и сильную поддержку получили от лютеранского и кальвинистского учений – протестантизма. Еще в ХVIII в. И. Кант отмечал, что «самая ес­тественная ее (религии – И. Н.) польза состоит в том, чтобы так направлять наши нравы, чтобы мы были способны выполнить наше предназначение в здешнем мире»[5].

Еще в начале ХХ в. М. Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма» показал взаимовлияние религии и экономики. Хотя практика оказалась значительно сложнее, следует отметить, что даже в Западной Европе наиболее интенсивно развивались страны с протестантизмом как господствующей религией (Великобритания, Германия, страны Северной Европы). Не говоря о США, где протестанты составляют 56 % населения.

В Западной Европе на становление рыночной экономики значи­тельное влияние оказала не только религиозная культура, но и экономическая и юридическая (законодательная). Западноевропейс­кая культура и сформированный ею человек способствовали возник­новению форм собственности, хозяйственных субъектов и их зако­нодательному и религиозному объяснению (Б. Спиноза, Н. Макиавелли, Фома Аквинский, М. Лютер,

Ж. Кальвин, Дж. Локк, Д. Норс и др.).

Уже в раннем Средневековье формируются предприятия нового типа. Собственность предприятия начинает существовать отдельно от собственности домашнего хозяйства. Предприятие становится юридическим лицом. Этому, безусловно, способствует не только право, но и возникновение бухгалтерского учета. Двойная запись, изобретенная монахом Лукой, в бухгалтерии, которая для проверки ошибок превратилась в механизм, закрепивший отделение трансакций предприятий от трансакций отдельного индивида, домашнего хозяйства. Оценка активов – пассивов, четкое определение баланса предприятия – его прибыли и убытка – позволяет развить практику кредитования на основе оценки финансового положения фирмы и перспектив ее развития. Возникают не просто предприятия, но предприятия в различных формах – единоличные владения, акционерные предприятия, товарищества и т. д.

Непреходяща и роль римского права в сохранении и укреплении рыноч­ных связей, заключающаяся, прежде всего, в том, что оно было приспособлено уже в XI в. для регулирования любых частнособс­твеннических отношений простых товаровладельцев. В связи с этим К. Маркс отмечал, что римляне «впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абс­трактной личности»[6].

Почему Римское право сыграло столь огромную роль в укреп­лении рыночного порядка? Это связано, прежде всего, с тем, что индивидуализм, порождаемый рынком, может существовать только в рамках закона и культурных традиций. Заимствование Римского права в буржуазных законодательствах позволило индивидуализму, порожденному рынком, существовать в рамках закона и культурных традиций. Если бы этого не было, то без моральных принципов и нормативного порядка началась бы война индивидуальных интересов. Еще А. Смит отмечал, что без моральных сантиментов, таких как справедливость и собственность, общество дегенерирует в «сцену кровопролития и беспорядка». Ибо основная черта индивидуализма – признание абсолютного суверенитета взглядов и уважение свободы личности. Включение парадигмы индивидуализма в рамки права позволило превратить энергию каждого человека – и интеллектуальную, и физическую, и духовную – в фактор экономического роста и общественного прогресса.

Хотя основные идеи индивидуализма, рыночного порядка и гражданского общества были сформулированы в Западной Европе, в наиболее «чистом виде» они были реализованы в США. В частности, отмечая буржуазное происхождение США, Ф. Энгельс подчеркивал, что эта страна была основана мелкими буржуа и крестьянами, бежавшими от европейского феодализма с целью учредить чисто буржуазное общество.

Велика и роль государства в реализации нормативного порядка и формировании рыночной экономики. «Дорога к свободному рынку, – отмечал историк К. Поланьи, – была проторена и поддерживалась открытой огромными усилиями последовательного, централизованного и контролируемого интер­венци­онизма»[7]. Об этом еще в 70-х гг. ХХ в. писали Д. Норт и Р. Томас[8].

Предпосылки, обусловившие вхождение рыночной системы из стадии возникновения в стадию становления или переход от рынка к рыночной экономике в Западной Европе, можно структурировать следующим образом:

· уровень развития культуры, в том числе экономической, способствовал возникновению различных форм собственности (частной, коллективной), хозяйственных субъектов, их законодательному и религиозному объяснению (Б. Спиноза, Н. Маккиаввелли, Ф. Аквинский, М. Лютер,

Ж. Кальвин, Дж. Локк, Д. Норс, Я. Гус и др.);

наследование Римского права, положенного в основу сначала королевского, а затем буржуазного законодательства для регулирования частнособственнических отношений;

роль государства в реализации нормативного порядка и формировании рыночной экономики (К. Поланьи, Д. Норт и Р. Томас);

протестантская этика в контексте иудейско-хрестианской религии, как отраженная потребность в религиозном объяснении и поддержке новых рыночных отношений и их субъектов (М. Вебер);

развитие науки и техники в Средние века (У. Ростоу, К. Маркс,

отделение производственных предприятий от домашнего хозяйства (К. Маркс, В. Ленин, Ф. Бродель, М. Холтон);

· развитие западных городов, а затем и национальных государств, приведших к развитию локальных и национальных рынков, чему способствовало Магдебургское право, позволившее освободить город от феодальных повинностей и заложившее экономические основы регулярности обмена – развитию рынка (М. Вебер, Ф. Бродель, И. Валлерстайн).

Вернемся к методологии исследования классических рыночный систем. Как отмечалось выше, замкнувшийся «на себя» обмен ознаменовал становление рынка и завершение стадии возникновения рыночной системы. Начиная с ХII в. цены в Западной Европе колеблющиеся. С этого време­ни элементы рыночной системы – продавцы и покупатели, замкнутые «на себя», начинают расходиться, захватывая все новое и новое экономическое пространство, подчиняя себе базовую систему – на­туральное хозяйство, превращая ее в специализированную систему, становящуюся элементом вновь возникшей и обслуживая ее.

Таким образом, возникает множественность тождественных элементов – продавцов и покупателей. Как отмечал Гегель, абсо­лютного тождества, понимаемого как фиксация устойчивого, совпа­дающего в материи, нет. Однако тождественность черт возможна, и чем больше тождественность черт, тем более тождественны элемен­ты.

Беспрепятственное расхождение элементов рыночной системы, обладающих тождественными чертами в пространстве, свидетельст­вует о том, что период становления еще не закончен. Тождествен­ные элементы, возникнув, пытаются разойтись в пространстве. И пока существует экономическое пространство, элементы безболезненно расходятся, разрешая свои внутренние противоречия, т. е. противоречия внутри новой системы, за счет расхождения.

Но экономическое пространство имеет свои относительные пределы в рамках государства – это государственная граница. Когда расхождение элементов достигает этих пределов, то между ними ужесточается борьба. Еще Дарвин заметил, что соперничество между двумя организмами тем сильнее, чем больше они схожи. Имея одни и те же потребности, преследуя одни и те же цели, они повсюду оказываются соперниками. Пока ресурсов более чем достаточно для их жизни, они спокойно могут существовать, но если их число увеличивается слишком быстро и не все потребности данных орга­низмов могут быть удовлетворены, то вспыхивает борьба, которая принимает тем более яростный и ожесточенный характер, чем боль­ше число конкурентов. Те же организмы, которые отличаются друг от друга по преследуемым целям и способам удовлетворения пот­ребностей, т. е. являющиеся несходными между собой, прекрасно могут благоденствовать без ущерба друг для друга. Таким обра­зом, организмы тем легче избегают борьбы, чем они более отлича­ются друг от друга[9]. Чем больше сближаются функции, тем более между ними точек соприкосновения, тем более они расположены к борьбе[10].

Таким образом, в определенных экономических пределах на стадии становления тождественным элементам рыночной системы, чтобы выжить и сохранить себя, необходима дифференциация. Тож­дественные элементы, «если они не могут выйти из определенных границ, то они дифференцируются, но так, что становятся еще независимее друг от друга»[11].

Дифференциация идет двумя путями: по элементам системы и по функциям, преобразуя рыночную структуру, усложняя рыночные связи.

Иначе говоря, в рыночной системе ее элементы продавцы и покупатели, с одной стороны, дифференцируются. Продавец и поку­патель пока в одном лице производит все новые и новые товары, отличные от производимых и продаваемых другими продавцами. Каж­дый раз, чтобы удержаться на рынке, они ищут свою «потреби­тельскую нишу», удовлетворяя имеющиеся потребности покупателя и порождая новые. Далее, появляются новые производители новых то­варов, удовлетворяющих новые потребности, определяемые прогрес­сом науки, техники, открытиями новых веществ, земель.

С другой стороны, элементы дифференцируются по функциям. Этот процесс порождает рыночную инфраструктуру и расширяет структуру рынка, вовлекая в акт купли-продажи различные объек­ты. Если в период возникновения рынка продавец и производитель существовали в одном лице, как потребитель и покупатель, то за­тем происходит «расщепление» этой трансакционной функции. Появляются оптовые и розничные продавцы (разносчики, лавочни­ки), которые были посредниками в обмене. По Броделю, «они втираются между производителями и покупателями, ограничиваясь куплей и продажей, и никогда не изготавливают собственными руками те товары, которые предлагают»[12].

Перевозка товаров, являющаяся составной частью торговли, обособляется. Возникают государственная почта, печатаются га­зеты, создаются национальные торговые флоты. Появляется страхо­вание. Повсюду создаются новые институты, ставящие цель – удовлетворять экономические потребности рыночных структур, обс­луживать акты купли-продажи товаров, формируя инфраструктуру в рыночной системе, саму работающую по законам рынка.

В период средневековья возникают и первые биржи. В это же время имел место наем рабочей силы. Как отмечал Ф. Бродель: «. рынок труда как реальность – это такой рынок, где че­ловек, откуда бы он ни был, предстает лишенным своих традицион­ных «средств производства» . земельного участка, ткацкого станка, лошади-двуколки . Он может предложить лишь свои кисти, свои руки, свою «рабочую силу». И, разумеется, свое умение. Че­ловек, который таким способом нанимается или продает себя, про­ходит через узкую щель рынка и выходит за пределы традиционной экономики»[13].

В ХVII в. в Амстердаме возникла фондовая биржа. То, что это был первый рынок ценных бумаг (1608 г.) не совсем верно, т. к. облигации государственного займа, например, служили объектом торговли в Венеции, Флоренции до ХVII в. Это го­ворит о том, что институт ценных бумаг в зачаточном состоянии существовал и раньше. В 1608 г. он оформляется юридически, вы­растая из экономической необходимости.

Как отмечалось выше, признаком вхождения системы в стадию становления является наличие функционально-компонентной дифференциации. Количественный рост качественно-тождественных элементов ведет к дифференциации их функций на определенном этапе развития. Ибо чтобы выжить и эффективно функционировать, элементам системы нужна инфраструктура, т. е. структурно оформленные элементы, обслуживающие систему и обусловливающие ее эффективное функционирование.

Таким образом, процесс функционально-компонентной дифференциации рыночных элементов свидетельствует о том, что рыночная система находится в стадии становления. В результате функции дифференцированных элементов зависят от остальных элементов, входящих в структуру рыночной экономики, которая включает собственно структуру рынка – продавец, покупатель, цена, количественно расширенную за счет вовлечения в орбиту купли-продажи не только предметов потребления и средств производства, но и других объектов – ценных бумаг, рабочей силы, услуг, научно-технических разработок, информации и т. д. Кроме того, она включает инфраструктуру рынка – средства транспорта, средства сообщения и связи, газеты, страховые компании, банки, биржи т. е. все те элементы, которые обеспечивают эффективное функционирование рыночной системы, более того сами функционируют на основе рыночных начал.

Зачастую элементы структуры рыночной экономики теряют возможность и целесообразность самостоятельного существования вне системы. Это вызывается, как правило, тем, что каждый элемент (продавцы, покупатели, биржи, страховые компании и другие институты) участвует, «работает» в системе, обладая определенными, только ему присущими свойствами и особенностями. Вне данной системы элементы, как правило, не жизнеспособны. Возникает совершенно определенная струк­тура рыночной экономики, обусловливающая наличие определенного количества элементов в ней и форм связи между элементами.

На определенном этапе функциональная и компонентная дифференциация доходят до такой степени, что элементы нуждаются в координации взаимосвязей. Но последняя – есть отрицание определенных сторон парадигмы рынка (свобода продавца, свобода покупателя, и следовательно, свобода их взаимосвязи). Кроме того, в условиях, когда отсутствует свободное экономическое пространство, начинается борьба за подчинение более слабого более сильному, если он не может дифференцироваться, и начинают действовать не только координационные, но и субординационные связи. Происходит слияние компаний, возникают монополии. Система начинает выходить из состояния динамического равновесия.

Данный процесс функционально-компонентной дифференциации продолжался в Западной Европе с ХII по ХIХ в. С возникновением элементов, противоположных, отрицающих нашу, система начинает выходить из состояния динамического равновесия. Что это означает? Свобода порождает монополию. Возникновение монополий, выросших из свободы продавца и покупателя, т. е. превращение элементов в свою противоположность означает необходимость механизма настройки системы. В противном случае она может погибнуть.

При этом следует отметить, что функцио­нально-компонентная дифференциация идет в рамках государственно оформленных экономик, испытывая влияние в той или иной форме государства и его институтов (протекционизм, фритредерство, за­конодательные акты, субсидии, субвенции, инвестиции, государственные заказы и т. п.). В этом случае отрицание отдельных сторон парадигмы рынка происходит также в рамках го­сударственно оформленных экономик. Значит, государственно оформленной рыночной системе для сохранения динамического равновесия необходим стабилизирующий механизм, основанный на ограничении случайностей как внешних (со стороны других рыночных и нерыноч­ных систем, выступающих внешней средой по отношению к данной рыночной системе), так и внутренних. При этом стабилизирующий механизм должен фиксировать допустимые состояния системы. Отбор таких состояний может обеспечиваться механизмами параметризации и оценки параметров системы (темпы экономического роста, моно­полизация, конкуренция и т. д.). И стабилизация проявляется как воспроизводимость системы.

Итак, время свободной конкуренции и стадия становления рыночной системы, именуемой как рыночная экономика, заканчивается. Рынок возник. Инфраструктура в рыночной системе существует. Наступает новая стадия , которая, по сути, является не совсем чисто рыночной и называется она экономика рыночного типа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *