Эксперты Кудрина назвали принципы будущего миропорядка

Эксперты Кудрина назвали принципы будущего миропорядкаЭксперты Кудрина назвали принципы будущего миропорядка :: Политика :: РБК.

В будущем международные отношения станут более рациональными, а юридически обязывающие договоры все чаще будут заменяться добровольно взятыми обязательствами, утверждают эксперты Центра стратегических разработок Алексея Кудрина.

Штаб-квартира ООН. Нью-Йорк.

В январе 2018 года исполняется сто лет с представления американским президентом Вудро Вильсоном «14 пунктов» — проект мирного договора в Первой мировой войны с предложениями о создании устойчивого миропорядка. В этом документе были сформулированы базовые принципы, по которым с тех пор пытается жить человечество, пишут авторы исследования «14 пунктов» Вильсона сто лет спустя: как переизобрести мировой порядок» из Центра стратегических разработок Алексея Кудрина (текст исследования есть у РБК).

Практически все страны мира без исключения признают значение принципов, заложенных в «14 пунктах», указывают авторы, среди которых гендиректор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов, профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова Алексей Арбатов. Некоторые отрицают «либеральный» мировой порядок как концепцию, тесно увязывая его с американским стремлением к глобальному доминированию, но признают универсальное значение ценностей этого порядка, говорится в тексте. Философским достижением этого все еще существующего мирового порядка стали открытость, рациональность и нормативность.

Однако мир меняется, и исторический момент начала 1918 года схож с началом 2018 года: традиционные игроки слабеют, а новые не хотят играть по старым правилам, указывают авторы. Рост конфликтности препятствует решению общих задач и достижению целей глобального развития, а Россию пытаются отодвинуть от институтов глобального управления и видят в ней постоянную угрозу. Учитывая обстоятельства, коллектив авторов изучил, какие изменения претерпит сложившаяся под влиянием идей Вильсона система международных отношений и каким будет новый миропорядок.

Что предложил президент Вильсон.

8 января 1918 года президент США Вудро Вильсон представил американскому Конгрессу «14 пунктов» — проект мирного договора, который должен был положить конец Первой мировой войне и предотвратить будущие конфликты.

14 пунктов разбиты на четыре раздела. В преамбуле документа было заявлено, что данная программа «является программой всеобщего мира».

Первые четыре пункта устанавливали общие правила достижения всеобщего продолжительного мира на основе «открытого мирного договора». Всеобщий мир на планете должен был основываться на свободе мореплавания, свободе торговли и максимально возможном сокращении вооружений «до уровня, необходимого для обеспечения внутренней безопасности».

Пункты с 5 по 13 предусматривали решение территориальных споров в Европе, в том числе освобождение Германией всех оккупированных ею российских территорий, предоставление России беспрепятственной возможности определить свое политическое развитие и свою национальную политику, освобождение и восстановление Бельгии, возвращение Эльзаса и Лотарингии Франции и другие. Все они были полностью или частично реализованы.

Последним пунктом Вильсон предложил сформировать «общую ассоциацию наций», что привело к созданию предтечи ООН — Лиги наций, но без участия США, так как конгресс не поддержал это предложение.

Источник: материалы Российского совета по международным делам.

Больше участников и открытости.

В докладе говорится, что новая система станет более рациональной, чем нынешняя, не потому что будущие правители окажутся демократичнее или мудрее нынешних, а потому что многочисленные групповые интересы найдут больше возможностей реализовать себя в международной жизни непосредственно, минуя «бутылочное горлышко внешнеполитического аппарата государства». Более того, государства будут все чаще вынуждены вступать в коалиции с негосударственными игроками, поскольку без таких партнерств государственная внешняя политика будет стремительно терять свою эффективность.

В новой системе государства будут увеличивать число добровольно взятых на себя обязательств, которые формально не будут являться юридически обязывающими. Такие примеры уже есть, например, США в целом выполняют положения Конвенции по морскому праву 1982 года, не входя в число ее участников, а решения «двадцатки» не несут юридических обязательств для стран-участников, указывают авторы.

Соблюдать обязательства, не прописанные в юридически обязывающих договорах, государства будут по разным, в том числе репутационным, причинам, указывают авторы. Соблюдение принятых обязательств будет с имиджевой точки зрения выгоднее, чем несоблюдение.

Создающаяся система будет более открытой, так как не будет опираться на гегемонию какой-то одной державы, а иерархия будет выстраиваться вокруг конкретных международных проблем или областей сотрудничества, сказано в докладе. Это уже происходит, например, в Арктическом совете самым влиятельным участником является Канада, хотя в совет входят и США. А в мировой торговле, при всей несопоставимости размеров и потенциалов России и Южной Кореи, Сеул стоит выше Москвы, поскольку южнокорейский внешнеторговый оборот в настоящее время более чем в два раза превосходит российский.

Надеяться на большую рациональность в международных отношениях вряд ли стоит, так как фактор силы государств в экономической и военной сферах никуда не денется: всегда будут крупные государства и небольшие страны, которые будут страдать от соперничества с большими государствами, не согласен с выводами авторов Юрий Рогулев, директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта МГУ. Говорить о стойкости принципов Вильсона также не приходится, так как в мире происходит переход от глобализации к регионализации, указывает он.

О готовности России встраиваться в эту новую систему пока говорить рано, отмечает в комментарии РБК гендиректор РСМД Кортунов: российская внешняя политика консервативна и базируется в основном на опыте XX века. В современном мире развивается интернет, но дискуссии в государственных ведомствах о нем сводятся к тому, как противостоять его развитию, которое представляет вызов, хотя русский язык после английского занимает второе место по числу сайтов, которые существуют, и поэтому интернет мог бы стать инструментом мягкой силы, аргументирует Кортунов.

У Вашингтона также сложности с приспособлением к новой системе: когда экономические доминирование США было бесспорным, когда был де-факто однополярный мир, для США поддержка открытой вильсоновской системы была логичной, но с появлением новых игроков заданные ценности системы Вильсона и США начинают расходиться, так, президент Дональд Трамп выступает с изоляционистских позиций, указывает Кортунов.

Авторы исследования напоминают, что сто лет назад президент Вильсон был единственным лидером мировой державы, поддерживающим универсальное право всех наций на самоопределение независимо от их размера, мощи и уровня развития. Однако разные подходы к пониманию этого принципа сохраняются: либеральному представлению права наций на самоопределение противостоят этнокультурная и этатистская концепции, выразителями которых являются Россия и Китай соответственно.

Этнокультурная концепция рассматривает нацию как сообщество со специфическими этническими, религиозными и языковыми характеристиками без привязки к политическим правам и юрисдикции и поэтому под самоопределением понимает демократический выбор любого режима, в том числе нелиберального, который гарантирует нации сохранение ее этнокультурных или «цивилизационных» особенностей. Такой подход воспринимает сепаратистские движения и революции в пользу либеральной демократии как попытку сломать легитимный политический уклад, поэтому Россия противостоит «цветным революциям» и государственному перевороту на Украине при поддержке самоопределения Крыма, объясняют авторы. Этатистская концепция не допускает противопоставления интересов государства и интересов нации, поскольку считает их единым целым.

С точки зрения целесообразности, чем сложнее система, тем важнее рациональность и система правил и отношений, но сейчас мы, напротив, видим крен в сторону эмоций, импульсивности, скатывание стран и мировых лидеров к эгоцентризму, и вряд ли в ближайшее время этот тренд изменится, указывает главный редактор «России в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Тенденция же к снижению больших договоренностей между странами наблюдается уже сейчас: после холодной войны старались решать глобальные проблемы глобальными усилиями, но практика показала, что конвенции не работают, поэтому страны предпочитают самостоятельно решать такие проблемы как климат, указывает эксперт.

Навигация по записям.

Похожие новости.

США со временем осознают необходимость сотрудничества с РФ, уверен Лавров.

Лавров рассказал от чего зависит налаживание отношения между Россией и США.

В Баку пройдет встреча по демаркации госграницы Азербайджана и России.

Leave a Comment Отменить ответ.

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Январь 2018 (1007) Декабрь 2017 (1129) Октябрь 2017 (1045) Сентябрь 2017 (6217) Август 2017 (1474)

©2017 24new.biz. All Rights Reserved.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным авторам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *